Правило третей

Про правило третей в фотографии не слышал наверное только самый необразованный. Теперь разбивку на “трети” встраивают даже как режим в цифромыльницах. Но становится ли фотография лучше и интереснее от того, что ключевые элементы расположены именно там? Что это, миф или одно из основных правил композиции? Андрей Зейгарник дает свой ответ.

Когда я опубликовал эту статью с критикой “правила третей” в своем личном блоге, то встретил неожиданное сопротивление даже тех, от кого я совершенно этого не ожидал. Неприятие было очень сильным, но это только укрепило меня в мысли, что это правило не просто получило незаслуженно много внимания, а слишком сильно вдалбливается в голову фотографов. Настолько сильно, что многие из них оказались совершенно не способны посмотреть правде в глаза и критически отнестись к самому правилу, но при этом способны критически отнестись к этому тексту. В конце статьи я вернусь к их типичным аргументам.

Кроме того, меня одновременно порадовало и расстроило количество негативных отзывов, в которых не было серьезных аргументов вообще. Расстроило то, что их было много, а порадовало то, что неприятие без аргументации как раз и доказывает, что это не правило, а, скорее, распространенное заблуждение. Ситуация примерно такая же как с нобелевской премией, присужденной Альберту Эйнштейну. Если спросить, за что ее присудили, то большинство ответит, что за теорию относительности, в то время как на самом деле формулировка была такой: “За заслуги в области теоретической физики и, в особенности, за открытие законов фотоэффекта”. С этим правилом ситуация совершенно такая же: большинство часто заблуждается.

Что такое правило третей и как его формулируют

Во многих пособиях для начинающих фотографов часто можно встретить утверждения типа “Правило третей – это мощный композиционный метод превращения фотографий в более интересные и динамичные. Правило третей гласит, что изображение выглядит наиболее интересно, когда изображенные на нем предметы или его зоны разделены воображаемыми линиями, которые делят изображение на трети – как по вертикали, так и по горизонтали” или что-нибудь в таком духе. Хочу подчеркнуть, что эта формулировка принадлежит не мне, а скопирована с одного из Интернет-сайтов. Ссылку давать бессмысленно, потому что таких сайтов и пособий слишком много.

Иногда пишут еще хуже: на линии третей должны ложиться главные композиционные элементы. Приведу, пример наугад, взяв его из одной из многих тысяч страниц в Интернете, посвященных данному вопросу.

Хорошая картинка? По-моему, бездарная. А вот какая картинка приведена в Википедии:

Интересная и динамичная? Да нет, тоже бездарная. Весьма скучная, совершенно статичная, не вызывающая интереса.

Очень хорошо, теперь мы знаем первый важный момент: если правило третей выполняется, то картинка не становится автоматически интересной и динамичной. Другими словами, если правило третей и соблюдается, то это еще не значит, что фотография будет хорошей. Примеры вы видите сами и можете найти массу других.

Как использовали правило классики живописи?

Давайте возьмем несколько картинок с сайта, где приводятся наиболее известные произведения изобразительного искусства, что-то типа “100 лучших картин на все времена”. Я выбрал несколько случайных файлов с изображением картин и прочертил линии, делящие кадр на три части. Посмотрим, как великие мастера использовали правило третей.

Вот, например, всем известная Мона Лиза Леонардо да Винчи:

Что попало на трети? Да практически ничего важного. Немного подбородка и немного почти скрытой кисти левой руки. Глаза – мимо, губы – мимо, грудь – мимо, контрастные светлые пятна (лицо, грудь, правая рука) – все мимо, линия горизонта – мимо. Почти все мимо линий, которые делят кадр на трети.

Как насчет Холбейна?

Ура! Здесь на нужную линию попала нижняя часть полочки и кисть руки. Остальное мимо. Да он издевался! Столько геометрических форм и все мимо третей!

Может быть, нам поможет Рождение Венеры Боттичелли? Посмотрим…

Вы что-нибудь видите из важных элементов на третях? Я – нет.

Возьмем что-нибудь из другой оперы. Пусть это будет Ренуар.

Он что специально промахивался? На нужную линию попала только фигура человека в черной шляпе на заднем плане. Наверное, чтобы его все заметили. Он тут главный, а остальное – почти фон?

Отдельное спасибо Дали. Горизонт, края двух прямоугольных предметов попали. Ну, хоть что-то!

Возьмем Руссо:

Лев вписался в трети. Это хорошо. Ну, еще по мелочи кое-что. Но все остальное немного мимо цели.

Мунк, понятное дело, издевался:

Я предлагаю закончить эту часть Шагалом. У него все так геометрично и контрастно! Сейчас мы все увидим!

Ну надо же! Только глазик? Как-то маловато…

Какой можно сделать вывод из серии этих изображений? Я думаю, вы и сами поняли, что как-то с правилом третей у мастеров кисло выходит, по крайней мере, в той формулировке, в какой оно взято мной с одного из сайтов. Давайте зафиксируем второй важный вывод: Чтобы получить интересное изображение, совершенно необязательно думать о третях. Мастера им пользовались довольно вяло.

Золотое сечение

Многие утверждают, что это слегка упрощенное “правило золотого сечения”. Немного “математики”: золотое сечение – это деление непрерывной величины на две части в таком отношении, при котором меньшая часть так относится к большей, как большая ко всей величине. Это довольно просто, если немного подумать. Нетрудно подсчитать отношение короткой стороны к длинной. Оно равно , что примерно составляет 0.618. А где проходит линия трети? Где-то рядом 0.66(6). Математика золотого сечения очень интересная. Любознательный читатель найдет много полезного в википедии.

Что нам это дает для конструирования динамичного интересного кадра? Абсолютно ничего! Математика вообще крайне редко или даже вообще никогда не помогает создавать визуальную гармонию в изобразительном искусстве и фотографии. Поэтому, если вы не увлекаетесь нумерологией, про золотое сечение смело можно забыть. Это третий важный пункт.

Должен заметить, что во время дискуссии в блоге многие принимали критику правила третей, но тут же говорили: “На самом деле, выполняется не правило третей, а правило золотого сечения”. Откровенно говоря, это правило еще хуже. Тут дело в том, что делить кадр на равные части легко и просто, и человеческий глаз это невольно делает, а вот найти какое-то “невероятно правильное, точное и золотое” деление кадра на глаз практически невозможно. Магия золотого сечения – это фетиш. Красивая математика, но не более того. Людям свойственно верить в чудеса, магические числа, пришельцев, чудодейственные свойства пирамид и прочую ерунду. Чтобы проиллюстрировать это, позволю себе описать одно исследование, проведенное учеными.

Сотрудники факультета психологии Университета Калифорнии в Лонг Бич Барру Сингер и Виктор Бенасси провели любопытное исследование и опубликовали статью под названием “Некоторые люди постоянно одурачены” (“Fooling Some People All the Time”; это название цитирует известное высказывание Авраама Линкольна: “You can fool some of the people all of the time, and all of the people some of the time, but you cannot fool all of the people all of the time.”). Суть исследования была такой: в студенческую аудиторию в этом университете пригласили фокусника (Крэйга Рейнолдса). Одной группе студентов он был представлен как аспирант, интересующийся психологией паранормального, и как человек, который продемонстрирует сверхспособности психики. При этом преподаватель явно сказал, что он лично ни в какие такие сверхспособности не верит. После этого больше двух третей студентов (а это факультет психологии весьма престижного университета!) верили, что перед ними только что свершился акт волшебства. Некоторые даже пытались, как могли, защищаться от дьявольщины. Второй группе Крэйг был представлен как фокусник, не претендующий на чудеса. В этой группе более половины студентов считали, несмотря на такое предупреждение, что Крэйг обладает сверхчеловеческими способностями. Я немного упростил описание. Поверьте, что исследование было проведено по всем правилам эксперимента и что придраться было совершенно не к чему. Людям свойственно верить в чудеса и, даже если я буду использовать очень умную аргументацию и попытаюсь убедить читателей в том, что никакой магии золотого сечения не существует, больше половины со мной не согласятся уже потому, что верить во всякую ерунду в природе человека. Если вы дочитали до этого момента и считаете, что золотое сечение – это важное понятие в композиции, не продолжайте чтение дальше, вы зря потратите время.

Что пишут о правиле третей уважаемые люди?

Мне стало интересно, что пишет о правиле третей классик психологии восприятия Рудольф Арнхейм в своей книге Art and Visual Perception: A Psychology of the Creative Eye (Berkeley, University of California Press, 1997). И я ничего у него про такое правило не нашел. Тогда я взял книгу нашего классика по композиции в фотографии Александра Лапина. Сейчас вышло уже пятое издание его книги “Фотография как”, которую всем рекомендую. Об этом очень важном правиле я ничего не нашел и там. Обсуждаются традиционные вопросы симметрии, связи, ритмика, равновесие, напряжение и прочие традиционные для вопросов композиции и психологии восприятия понятия и идеи. Кроме того, определенная часть читателей моего блога, получившая классическое художественное образование, о правиле третей даже не слышали.

Что не так с фотографиями, сделанными по правилу третей?

Давайте разберемся, почему фотографии, которые я вначале этой заметки назвал бездарными, смотрятся убого? Есть такое понятие в психологии восприятия: напряжение. Напряжение создается за счет тех элементов изображения, которые находятся “не совсем на своих местах”. Например, если объект находится не ровно по центру изображения, а рядом с ним, то это создает напряжение. Если есть симметрия в кадре, которая немного нарушена, то это создает напряжение. Если у изображения есть ритмический рисунок, и он частично нарушен, то это тоже создает напряжение. Напряжение всегда снижает равновесность изображения и заставляет нас разглядывать те места, в которых оно возникает. Чем более сильные напряжения, тем дальше изображение от классической и ближе к экспрессионисткой манере. Неполная симметрия, неполная соразмерность ритма, неодинаковость масштабов элементов изображения – важнейшие источники напряжения, заставляющие нас рассматривать и изучать изображение. Благодаря этому оно становится понятным и запоминающимся.

Немного проиллюстрирую это на примерах:

Фотография Lise Sarfati:

Это изображение, говоря языком нематематическим, симметрично. Но не полностью! Различия между правой и левой стороной заставляют нас вникать в детали снимка.

Фотография Mark Power:

В этой фотографии Марка Пауэра есть ритм в виде повторений похожих элементов. Что заставляет нас разглядывать этот кадр? Повторяемые элементы не идентичны, а похожи; их размеры не одинаковы, а различны; эти элементы расположены не очень закономерно; эти элементы контрастируют с другими по величине элементами. Контрасты и напряжения – алфавит изобразительного языка.

Где нужно помещать важные элементы кадра, чтобы фотография выглядела неинтересно? Да в самых простых местах: центр кадра, его углы, главные диагонали, четверти и (тада-а-ам!!!) трети. Вот мы и пришли, наконец, к ответу на поставленный вопрос. Если вы хотите сделать очень простой, но не очень интересный кадр, активно используйте трети и все перечисленные геометрически правильные места. Кажется, теперь понятно, почему Ренуар промахивался (см. примеры выше). Ну, конечно, в эти места может что-то случайно попасть. Если нарисовать на площади кадра все возможные “особые” линии, на них точно что-то попадет. А если это что-то не точка, а размерный элемент, и если попадание не точное, а приблизительное, то обязательно найдется в хорошем кадре нечто, что попадает на эти линии. Делает ли это обстоятельство “правило” верным? На мой взгляд, не делает, иначе можно было бы сформулировать несметное множество якобы очень полезных правил, но никто же этого не делает.

Два слова о том, почему линии третей особые и какие вообще есть особые линии и точки. Особые и самые простые для нахождения глазом точки – это, в первую очередь, углы кадра. Если мы соединим их линиями, то получим стороны кадра и две главные диагонали. На пересечении главных диагоналей – геометрический центр кадра. Линии, параллельные сторонам, проведенные через центр кадра, делят его пополам. Если делить половинки кадра по тому же принципу, то получим четверти с аналогичными построениями и линиями. Это совершенно очевидные и простые места для нахождения глазом. Далее необходимо вспомнить, что у здорового человека два видящих глаза. Наше зрение бинокулярно, и мы воспринимаем изображение сразу двумя глазами, но вообще-то довольно легко поделить плоскость изображения на три части: центр и две периферийные области – условно левее левого глаза и правее правого глаза. Самое простое (но кто сказал, что самое правильное?) – поделить плоскость на равные части. Кстати, в силу специфики нашего зрения нам удобнее делить кадр по вертикальным линиям третей, а не по горизонтальным. А вот на пять частей нам делить кадр уже намного сложнее. Доказывает ли это, что правило третей из-за этого работает? Конечно, нет. Ведь когда мы говорим о содержательном центре кадра, он чаще всего не совпадает с геометрическим центром. Так же и с третями: содержательное может находится недалеко от особых линий (не только линий третей), но не обязательно на них. Да и удобство деления на равные трети тоже сомнительно. Многое зависит от того, с какого расстояния рассматривается изображение и что изображено.

Аргументы оппонентов

В заключение я кратко рассмотрю типичные аргументы моих оппонентов, которые считают, что правило все-таки есть, и что оно работает.

- Искушенному фотографу с большим визуальным опытом правило третей не нужно, а новичку, который привык ставить что-то важное в центр, не помешает правило, которое будет заставлять его это не делать.

Почему бы просто не порекомендовать новичку не ставить главное в центр? Правило третей тут не причем. Мне кажется, что учить чему-то неправильному, чтобы потом переучивать делать правильно – в целом не очень продуктивная идея.

- Это правило сформулировано для любительской семейной съемки. Не стоит уделять столько времени его критике.

Мне неизвестно, для каких целей его придумали. Сегодня его преподают будущим профессиональным фотографам. Им оно не помогает, а скорее вредит, потому что его использование связано с непониманием важных композиционных приемов.

- Это правило не надо понимать буквально. Важные объекты могут быть объемными и находиться рядом с третями. Точное попадание неважно.

Точное попадание не просто не важно, оно вредно для кадра, как видно из примеров выше. “Неточные попадания” описываются более общими правилами создания напряжения в кадре. Никогда не слышал про “правило четвертей”, но оно описало бы все те же явления не хуже, чем правило третей. Делить кадр на одинаковые части в случае четвертей даже легче. Почему мы постоянно слышим только про трети? Более того, если нарисовать “особые линии”, о которых говорится выше, то очевидно, что их довольно много, а важные элементы так или иначе окажутся вблизи некоторых из них, независимо от общего качества композиции. Посмотрите сами, на кадр с обозначенными половинами, третями, четвертями и главными диагоналями:

Других существенных контраргументов практически и нет. Мне кажется, для серьезного фотографа мыслить в терминах правила третей непродуктивно. Гораздо полезнее мыслить в терминах равновесия, напряжения, контраста, ритма и т.п. или приобретать визуальный опыт и делать хорошие фотографии по наитию, не анализируя кадр, пока он еще не сделан.

Оригинал статьи: http://avz.livejournal.com/657538.html


Эта запись была опубликована в рубрике Композиция и отмечена метками . Добавить в закладки ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>